На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

МОЯ СТРАНА

6 970 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вадим Лебедев
    Молдова. Уже скоро мы будем рядом, будем соседями Так что думайте прежде чем кидаться словами...Молдавия приготов...
  • Лев Добрый
    От нас должна пойти информация, что "ПИДОРАСУ" Макрону вынесли решение о его ликвидацииm пусть он своей грязной задни...Антанта ФСЁ. Фран...
  • Вадим Лебедев
    Маск их горстями запускает - я то же против!Русская ракета вы...

Огненное кольцо: почему 2024 год может стать последним для американской гегемонии

Можно сказать, удачно совпало, что символом наступившего 2024 г. является дракон, поскольку год обещает быть особенно непростым и нервным.
8 января 8,6K прочитали

Можно сказать, удачно совпало, что символом наступившего 2024 г. является дракон, поскольку год обещает быть особенно непростым и нервным.

Можно сказать, удачно совпало, что символом наступившего 2024 г. является дракон, поскольку год обещает быть особенно непростым и нервным.

Весьма вероятно, что именно этот год историки впоследствии назовут последним в короткой эпохе глобального доминирования США.

По сравнению с аналогичным периодом ушедшего 2023 г., глобальные противоречия и ставки заметно выросли. Хотя до фактического конца украинского конфликта ещё не близко, в геополитическом смысле он уже почти решён: на этом поле боя США и их сателлиты проиграли, и сейчас ищут способы соскочить с темы максимально дёшево. Примерно к концу января – началу февраля станет ясно, как именно выглядит это «дёшево», сколько ресурсов американцы и «союзники» отсыплют Киеву на посошок и какое дадут напутствие в последний путь.

Основное внимание на себя перетягивают два новых крупных региональных конфликта, один из которых ещё только тлеет, а другой полыхает уже несколько месяцев – речь, соответственно, о противостоянии на «Тихоокеанском рубеже» от Японии до Корейского полуострова и боевых действиях в окрестностях Красного моря. Сейчас именно эти две горячие точки (хотя это не самый уместный термин) являются также точками бифуркации, в каждой из которых существующий миропорядок может перевернуться вверх дном.

В общем-то, во всех столицах мира (даже не суверенных) этот расклад понимают, но отношение к нему разное. Судя по некоторым признакам, условные «красные» (Пекин, Пхеньян, Тегеран) расценивают сложившуюся обстановку как исторический шанс и готовятся его использовать.

Застольные разговоры

Как известно, далеко не во всех странах отмечают Новый год по григорианскому календарю, но практически везде 31 декабря традиционно служит датой подведения итогов и оглашения планов.

По понятным географическим причинам, одним из первых с новогодним обращением к согражданам и всему миру выступил председатель КНР Си Цзиньпин. Перечислив ключевые достижения национальной экономики, науки и культуры, он заявил, что Китай и дальше будет постигать новые вершины мирного развития – а также что Тайвань неизбежно вернётся в родную гавань. И хотя Си всегда завершает свои предновогодние речи тезисом о будущем объединении китайской нации в различных формулировках (иногда предельно иносказательных), на этот раз он привлёк особое внимание.

Причина ясна: неумолимо приближающиеся президентские выборы на Тайване, которые по обе стороны Тихого океана считают судьбоносными. По мнению многих комментаторов, какой кандидат ни победит в итоге по голосам, реальным итогом выборов станет попытка установления откровенно проамериканского режима главы Демпрогрессивной партии Лай Циндэ и силовое вмешательство Пекина в той или иной форме.

Характерно, что предновогодняя речь нынешней президента Тайваня Цай Ивэнь и была по большей части посвящена ответу китайской «пассивной агрессии». Она особо отметила, что мятежная провинция будет противостоять «когнитивной войне Пекина» и вообще «имеет решимость защитить себя». Таким образом, официальный Тайбэй заранее проговорил и «неизбежную подтасовку выборов извне», и «вероятное коммунистическое вторжение», к отражению которых Тайвань якобы готов. Верится в это, откровенно говоря, с трудом.

Тем временем ещё один «диктатор», Ким Чен Ын, под Новый год тоже решил поговорить о воссоединении двух Корей, но в отрицательном ключе. 30 декабря ЦТАК опубликовало заявление лидера КНДР, в котором он заявил об отказе Пхеньяна от принципа «одно государство, две системы», который предполагалось заложить в основу гипотетического объединения. Причиной были названы неразрешимые идеологические противоречия и стремление Сеула поглотить Северную Корею на своих условиях.

Кстати сказать, в Южной Корее сейчас идёт подготовка к парламентским выборам, назначенным на 10 апреля. В отличие от Тайваня, здесь не идёт речи о возможной смене внешнеполитического курса – скорее, наоборот, о его цементировании с одновременным ужесточением внутренней политики. Именно это, а также провокационный заход в Пусан американской подлодки-ракетоносца Missouri в середине декабря и побудили Кима к однозначному «разводу» с южанами.

На Ближнем Востоке ползучая эскалация палестино-израильского конфликта продолжается и ускоряется. 3 января ВВС Израиля нанесли удар по Бейруту, в результате которого был убит находившийся там замглавы Политбюро ХАМАС аль-Арури. Также 3 января в иранском Кермане произошёл кровавый теракт: при взрывах бомб, заложенных на пути поминальной демонстрации в честь генерала КСИР Сулеймани, погиб 91 человек и ещё более 200 были ранены. Через некоторое время ответственность за теракт взяла на себя группировка «Исламское государство»*, но официальный Тегеран заявил, что считает его делом рук Вашингтона и «сионистского режима», и это не так уж далеко от истины, учитывая старые связи между ними и ИГ*.

Меж тем в Красном море продолжает бестолково барахтаться «Страж процветания»: якобы коалиционная, а де-факто американская операция по борьбе с ракетной угрозой хуситов для западного судоходства за прошедшую неделю не принесла каких-либо успехов. 3 января правительство США от лица всей коалиции объявило группировке «Ансар Алла» так называемый ультиматум, больше похожий на очередное «последнее американское предупреждение»: «Мы полны решимости привлечь злоумышленников к ответственности».

Хуситы (вот так сюрприз) этого псевдоультиматума не испугались, а 4 января впервые применили безэкипажный брандер для атаки на один из американских боевых кораблей, правда, неудачно. Тем не менее решимость йеменцев продолжать борьбу не оставляет сомнений, и обещание их лидера аль-Машата останавливать «суда сионистского режима» любой ценой не кажется пустым звуком. Ещё солиднее их делает стоящий за спиной хуситов Иран и сделанное 6 января предупреждение Тель-Авиву от официального правительства Ливана, что продолжение израильских ударов по территории страны может стать поводом для военного ответа.

Замкнутая вселенная

В итоге ситуация складывается довольно интересная. Образно выражаясь, перед Вашингтоном сейчас находится система из трёх сообщающихся сосудов – украинского, тихоокеанского и ближневосточного, в которых бултыхается жижа американских ресурсов. Систему нужно как-то сбалансировать, притом что она пробита в нескольких местах и течёт, а впускной клапан для вливания новых сил толком не работает.

Сами американцы, судя по всему, видят немного иную картину: эдакие весы с тремя чашами приоритетов, перебрасывать гирьки между которыми можно относительно свободно, только вот этот образ неверен. Главная особенность сложившейся на сегодня обстановки в том, что все театры военных действий очень крепко связаны между собой, хотя казалось бы, где Тайваньский пролив, а где Баб-эль-Мандебский.

Ан нет, любая эскалация в любом из трёх узлов напряжённости с высокой вероятностью повлияет хотя бы на один или сразу оба оставшихся. К примеру, гипотетический развал ВСУ и решительное наступление российских войск вглубь украинской территории вынудит американцев усиливать группировку в Европе просто ради спокойствия тамошних «союзников», но это почти наверняка развяжет руки Ирану в деле разгрома Израиля. Если взрыв на Ближнем Востоке случится раньше, то уже он добьёт Украину. Военное решение тайваньского вопроса обрушит американские позиции сразу везде, в первую очередь – на Корейском полуострове.

Такой расклад американцы во многом обеспечили себе сами собственной оторванной от реалий политикой. При этом вариантов как-то отыграть всё назад не осталось: у нынешней администрации для этого нет ресурсов и компетенций, а у её политических конкурентов и широких слоёв общества – терпимости к возможным потерям. Нет надежды и на «союзников», что показал де-факто самороспуск антихуситской коалиции в конце декабря; на тихоокеанском фронте дела в этом плане обстоят нисколько не лучше.

Так сказать реалистически настроенная часть американских элит питает робкую надежду на то, что ситуацию спасёт временное самоограничение: дескать, сконцентрируем все силы на одном направлении и победим, потом на следующем и так далее. Характерен в этом смысле заголовок одной из статей свежего номера Foreign Affairs – «Неуверенная в себе сверхдержава», намекающий, что Штатам теперь нужно выбирать между вариантами.

Проблема в том, что и этот «реалистический» подход, в общем, не учитывает системность кризиса американской гегемонии, а сами «реалисты» – в меньшинстве и отстранены от основных рычагов управления. «Оптимисты» же во главе с полным сил Байденом и его кликой советников, как видно, предполагают и дальше лезть нахрапом сразу везде.

К примеру, сейчас, на пороге очередного тайваньского кризиса (возможно, последнего), агентство Bloomberg выдаёт ядрёный «инсайдерский инсайд» о том, что китайская армия уже практически полностью разложилась из-за коррупции, и даже ракеты заправлены не топливом, а водой. Звучат в СМИ и призывы ударить по Ирану: об этом заявил в своей статье от 4 января в том же Bloomberg бывший главком НАТО Ставридис, а 5 января в британской Express появился аналогичный по смыслу опус подполковника американской армии Кроуфорда.

Только вот практика (тот же провал на Украине в 2023 г.) показала, что с управлением американским государственным кораблём все эти профессионалы справляются так же «хорошо», как с сочинением страшных сказок для прессы. Поэтому неудивительно, что в Пекине, Пхеньяне, Тегеране, Сане рассматривают начавшийся год как окно возможностей – вопрос лишь в том, кто полезет в это самое окно первым.

* – запрещённая в РФ террористическая организация.

Картина дня

наверх